Иран на низком старте. Реплика Александра Бовта

Пока мировые масс-медиа следили за полными непредсказуемости переговорами Греции с ее кредиторами, переговорный марафон по иранской ядерной программе, который, казалось бы, близился к своему завершению, так и не сумел пересечь финишной черты.

Переговоры в Вене международной "шестерки", в которую входят Россия, США, Великобритания, Германия, Китай и Франция, с Ираном пропустили установленный срок завершения — 30 июня. Предварительное соглашение, достигнутое в начале апреля 2015 года в Лозанне, не увенчалось подписанием проработанного документа. Сроки передвинули на 7 июля.

"Шестерка" добивается от Ирана заморозки программ по обогащению урана на 10 лет под жестким международным контролем. Так, Тегеран должен сократить число центрифуг по обогащению с нынешних 14 тысяч до 5 тысяч. Скептики, правда, говорят, что и это много, поскольку Пакистан, якобы, умудрился создать ядерную бомбу, имея всего 3 тысячи центрифуг.

Неопределенность усиливается еще и тем, что переговоры по соглашению ведет МИД Ирана во главе со вполне по–западному выглядящим Джавадом Зарифом. Однако, напомню, верховная власть в стране принадлежит даже не президенту, а духовному лидеру аятолле Хаменеи. Который, в свою очередь, недавно заявил, что международные инспекции военных объектов Ирана недопустимы, как недопустима и заморозка "исследовательских работ в ядерной области" на целых 10 лет.

Парламент Ирана принял закон, ограничивающий доступ инспекторов МАГАТЭ на ядерные объекты. В этой связи непонятно, кто будет, например, контролировать достигнутое в Лозанне соглашение о реконструкции реактора на тяжелой воде в Араке так, чтобы он стал неспособен производить оружейный плутоний. Непременное условие Тегерана, настаивает духовный лидер, — это немедленное снятие всех санкций тотчас после подписания соглашения, а вовсе не постепенное, как хотят в западных столицах.

Пока, судя по информационным утечкам, сторонам удалось договориться наверняка лишь по сокращению запасов низкообогащенного урана. Иран соглашается не превышать уровень таких запасов свыше 7,6 тонны.

Администрации Барака Обамы важно поскорее договориться с Ираном. Желательно до 7 июля. Во-первых, с Ираном у США выстраиваются довольно деликатные отношения в Ближневосточном регионе, где Тегеран, в некоторых случаях, объективно выступает союзником США. Например, в Ираке, где иранский спецназ и шиитские отряды сражаются против "Исламского государства". Причем, традиционные союзники Америки, такие как Садовская Аравия — давний враг Ирана, крайне обеспокоены ростом регионального влияния Тегерана в том же Ираке, в Ливане, в лице поддерживаемой им "Хезболлы", в Йемене и так далее. В Сирии Тегеран поддерживает правительство Башара Асада, а Эр-Рияд – воюющую против него исламистскую оппозицию.

Во-вторых, Америка не прочь разыграть иранскую нефтегазовую карту, например, против России, столкнув две страны на европейском рынке энергоносителей. В-третьих, у Обамы имеется серьезная оппозиция в конгрессе. Республиканское большинство не в восторге от грядущей ядерной сделки, считая, что она не предотвратит создание ядерного оружия и снизит безопасность Израиля, который Иран, как он декларирует, хотел бы уничтожить.

Если соглашение по Ирану подпишут до 7 июля, у Конгресса будет 30 дней для его рассмотрения и одобрения. Санкции США в это время сняты быть еще не могут. Если соглашение подпишут после 7 июля, то уже вступит в силу недавно принятый закон, который дает Конгрессу больше полномочий по ревизии сделки. А период рассмотрения составит 60 дней.

Самое интересное, что в основе обсуждаемого соглашения лежат еще российские предложения нескольких лет давности. Их было бы легче принять и выполнить уже давно, причем в гораздо более спокойной геополитической обстановке в регионе. Но про дипломатию США, видимо, не без основания говорят, что она всегда приходит к верному решению, уже после того, как перепробует все остальные.

Иранцы – искусные переговорщики. Они будут тянуть до последнего. Тем временем, страна готовится к отмене санкций, которые уже были ослаблены в последние месяцы. Например, Ирану позволено недавно репатриировать из ЮАР 13 тонн золота. Тегеран планирует привлечь до 100 миллиардов долларов в реконструкцию обветшалой инфраструктуры и нефтегазовой промышленности, а также в нефтегазодобычу. Правительство готовит новую, более гибкую систему допуска иностранных инвесторов в эти сферы. Администрации президента Хасана Рухани уже удалось добиться в плане подготовки к новой жизни кое-каких успехов в стабилизации финансовой системы. Инфляция снижена до приемлемых 14%. Для улучшения финансовой стабильности повышены даже цены на бензин, хотя, по-прежнему, они составляют смешные 35 центов за литр.

Сегодня Иран добывает 1 миллион баррелей нефти в день, но сразу выйти на нефтяной и газовый рынок с большими объемами пока не сможет, не хватит добывающих мощностей. Лишь к концу десятилетия Иран планирует выйти на уровень добычи в 5 миллионов баррелей в день. Пока же — накапливает запасы нефти в плавучих резервуарах в Персидском заливе с тем, чтобы выйти с ними на рынок после отмены санкций. Как отмечают эксперты, на понижение цен на нефть это сыграет, но не радикально.

Впрочем, подождем 7 июля. Современный мир, как мы знаем, полон непредсказуемости.

 

Источник

- Понравилась статья? Поделитесь с Вашими друзьями
Загрузка...
Наверх
Наверх