Путин и Трамп: возможен ли конструктивный разговор об Украине

Дональд Трамп, заявивший не только о возможности, но и о желательности личной встречи с Владимиром Путиным для обсуждения сложнейших региональных проблем, загадал весьма непростую загадку
Президент США перечислил те узлы, в развязывании которых Россия могла бы оказать существенную помощь. Это Северная Корея, Сирия и Украина. По первым двум пунктам повестки все кажется предельно ясным: напрямую вести переговоры с северокорейским руководством США не могут и ей необходимы посредники. Москва уже и сама предлагала взять на себя посреднические функции — конфликт между Вашингтоном и Пхеньяном, достигший предельных значений, срочно нуждается, если не в разрешении — это на данном этапе нереализуемая задача — то хотя бы в «подмораживании».
С Сирией тоже все довольно просто, поскольку, несмотря на разницу в подходах к политической ситуации в стране и оценках противоборствующих сил, военное взаимодействие там уже удалось наладить благодаря тому, что борьба с ИГИЛ (структура запрещена в РФ – ред.) объявлена двумя странами основной стратегической целью и все разночтения на пути к ее достижению могут считаться несущественными.
Но с Украиной все не так. Из сегодняшнего положения дел в области сотрудничества по урегулированию украинского кризиса совершенно невозможно представить себе даже контуры будущей беседы между американским и российским президентами. Дело в том, что подключившись к поиску мирных путей решения конфликта, Госдепартамент завел ситуацию в непроходимый тупик, ухудшив ее даже в сравнении с тем, как она выглядела при администрации Барака Обамы. Спецпредставитель внешнеполитического ведомства США в Украине Курт Волкер оказался не просто ястребом, выступающим с агрессивными и, в высшей степени, недружественными антироссийскими инициативами; он ко всему прочему открыто предлагает подвергнуть полной ревизии Нормандский формат и Минские соглашения, которым, как он неоднократно заявлял, Кремль не видит никакой альтернативы.
Позиции Волкера и российской стороны по вводу миротворцев ООН в зону конфликта диаметрально разнятся. Москва не видит смысла размещать миротворческий контингент на границе между мятежными областями и Россией, поскольку это обеспечит Киеву серьезное военное преимущество, которым он может воспользоваться, чтобы полностью разгромить народные республики. На Валдайском форуме Владимир Путин однозначно заявил, что Россия этого допустить не может и не допустит. Волкер же как раз и имеет в виду этот самый, неприемлемый для российского руководства вариант — изоляция республик с помощью взятия их в кольцо по периметру вооруженной миссией ООН, передача под полный контроль той же миссии всех территорий, ныне удерживаемых сепаратистами, и реинтеграция Донбасса в Украину. То ли в результате капитуляции республик, то ли по итогам проведения масштабной военно-полицейской операции. План Волкера совпадает полностью с отвергнутыми Москвой предложениями Киева о порядке и характере размещения ввода ООНовского контингента в зону конфликта.
Вообще понять, почему Госдепартамент направил на Украину верного последователя Джона Маккейна, упрямо гнущего радикально-антироссийскую линию и даже изыскивающего каждый раз возможность ее усилить, решительно невозможно. Договороспособность Волкера, с его взглядами и оценками происходящего, может оцениваться как нулевая или отрицательная величина. В любом случае, официальная позиция Госдепа, изложенная устами Волкера, исключает возможность какого-то конструктивного диалога по Украине. Сложно представить себе вменяемую беседу, по ходу которой Дональд Трамп воспроизводит требования своего чиновника вывести российские войска из Украины, а Владимир Путин мило улыбается и повторяет в который раз, что вооруженные силы России в украинском конфликте не принимают участия. Или, например, знаменитое высказывание спецпредставителя о том, что единственные русские, которые страдают на Украине — это те, которые проживают на территориях, оккупированных Россией. А вот еще одно — что граждане России не могут быть включены в состав миротворческого контингента. Скажи такое американский президент, ответ его визави мог бы оказаться обескураживающе резким и даже ядовитым. Всем известно, что российский лидер за словом в карман не лезет.
Таким образом, обсуждение украинской темы может быть плодотворным только в случае серьезного пересмотра антироссийской линии Госдепартамента, которую Курт Волкер последовательно воплощает в жизнь на протяжении нескольких месяцев. Понятно, что Трамп вполне может себе это позволить и, наверно, даже должен так поступить, учитывая, что именно по Украине отношения между Москвой и Вашингтоном выглядят так скверно, как они не выглядели еще никогда. Развязывать узлы, сплетенные Волкером, смысла не имеет, поскольку каждый из них — это тот или иной сугубо антироссийский посыл. «Россия — агрессор», «оккупант», «участник боевых действий», никаких поблажек по санкциям, пока Крым и Донбасс вновь не вернутся под полное управление Украины. Эти узлы можно только рубить, и нынешний глава американского государства кажется именно тем человеком, который легко прибегает к такому способу разрешения накопившихся противоречий.
Самой перспективной и важной темой, которую могли бы сдвинуть с мертвой точки два президента, действительно является вопрос о миротворцах ООН, поскольку Минские соглашения глухо завязли в полной неспособности и нежелании Киева выполнять их политические пункты. А с войной, продолжающейся уже более трех лет, что-то надо решать. Присутствие миссии в зоне конфликта возможно в каком-то пробном, экспериментальном формате, который мог бы продемонстрировать эффективность участия третьей силы в попытках снизить интенсивность боевых действий и свести к минимуму потери, которые в ходе боев и обстрелов несут обе стороны.
То есть предмет для обсуждения, конечно же, есть, но для того, чтобы сам диалог состоялся, американскому президенту придется выставить призрак Джона Маккейна за порог переговоров.

- Понравилась статья? Поделитесь с Вашими друзьями
Загрузка...
Наверх
Наверх